_veda_ (_veda_) wrote in alpha_parenting,
_veda_
_veda_
alpha_parenting

В попытке реабилитировать Сказку:)

Сошлюсь на классика:
     Особенно   свирепым   кликушеством   отличалась   в  то  далекое  время
московская специалистка по воспитанию детей Э.Станчинская.
     Выступая  в  печати  и на разных трибунах, она победоносно доказывала с
самых  крайних  левацких  позиций,  что  сказки в огромном своем большинстве
чрезвычайно опасны для советских детей.
     И,  когда  другая  такая  же  кликуша, Э.Яновская, опубликовала брошюру
"Сказка  как  фактор  классового воспитания", содержащую такие же нападки на
сказку, Станчинская приветствовала появление брошюры словами:
     "Подчеркнем необходимость широкого распространения книжки Яновской".
     В  рецензии  высказывалась прискорбная мысль, будто сказку нужно давать
детям  не  тогда,  когда  она  им  насущно нужна для нормального развития их
умственных  сил,  а  позднее, когда потребность в сказке у них миновала. Это
все  равно, что разрешить человеку вступление в брак лишь после того, как он
достигнет восьмидесятилетнего возраста.
     Вот  с  этой-то  Станчинской  однажды  случилась  престранная  вещь. Ее
собственный сын взбунтовался против ее мракобесных теорий.
     Всеми  силами  оберегала она этого сына от сказок и, даже беседуя с ним
о животных, рассказывала ему лишь о таких, которых он видел своими глазами.
     Нужно же воспитать из него реалиста!
     Поменьше, поменьше зловредных фантазий!
     Особенно   ужасными   казались   ей   народные   сказки   "с  чудесными
превращениями, лешими, бабами-ягами и проч.".
     Ярая  противница  сказок,  она  так  и напечатала в одном из московских
журналов:
     "Предлагаем   заменить   народные   нереальные,  фантастические  сказки
простыми   реальными   рассказами,   взятыми   из  мира  действительности  и
природы!"*
     ______________
       Никаких  уступок,  никаких  послаблений!  Выбросить  все без исключения
сказки, былины, весь русский и всемирный фольклор!
     И  все  было  бы  в  полном  порядке,  но,  на беду, в качестве любящей
и, сама
того не замечая, этим дневником опровергла все свои домыслы о зловредности
фантастических сказок.
Собственною своею рукою, так сказать, разрушила свои же идеи.
Как видно из ее дневника - а этот дневник напечатан, - ее маленький
мальчик, словно в отместку за то, что у него отняли сказку, стал с утра до
ночи предаваться самой буйной фантастике. То выдумает, что к нему в комнату
приходил с визитом красный слон, то будто у него есть подруга - медведица
Кора; и, пожалуйста, не садитесь на стул рядом с ним, потому что - разве вы
не видите? - на этом стуле медведица. И - "Мама, куда ты? На волков! Ведь
тут же стоят волки!"*
______________
А чуть выпал снежок, он тотчас же стал олененком, маленьким олененком
в тайге; а стоило ему сесть на ковер, как ковер немедленно становился
пароходом. В любую минуту из воздуха, из пустоты мальчик, силою своей
детской фантазии, мог сделать любую зверюшку.
"Сегодня вернулся домой, бережно держа что-то в руке.
- Мамочка, я принес тебе тигренка, - и показывает пустую руку. -
Нравится тебе мой тигренок?
- Да, да, детка!
- Пусть он живет у нас, - просительным тоном.
Садится обедать и ставит рядом со своей тарелкой тарелочку, и когда
ему приносят еду:
- Мамочка, а тигренку?
И в то же время оживленно рассказывает:
- Я влез в море, кувыркался там, вдруг пришел большой тигр, я
спрятался под берег, потом я закинул сеть и поймал рыбу.
- Где же она?
- Я ее съел... сырую"*.

Так проходили почти все его дни. Ежеминутно творил он какую-нибудь
сказку для себя.
"- Мама, я птичка, и ты тоже птичка. Да?"*
______________

"- Мама, ко мне в гости пришел один клоп, сел за столик, протянул мне
лапочку"*, и т.д., и т.д., и т.д.
______________


А мать, видя, что он буквально купается в сказке, как в море, всячески
оберегала его, чтоб он не осквернился напечатанной сказкой.
Как будто есть какая-нибудь принципиальная разница между той сказкой,
которую сочиняет ребенок, и той, которую сочинил для него великий народ или
великий писатель!
Ведь все равно, дадите вы ему эту сказку или нет, - он сам себе
сказочник, сам себе Андерсен, Гримм и Ершов, и всякая его игра есть
драматизация сказки, которую он тут же творит для себя, одушевляя по
желанию все предметы, превращая любую табуретку в поезд, в дом, в аэроплан,
в верблюда.
Я знал мальчугана, который, играя в трубочиста, воскликнул:
- Не трогай меня, мама, ты запачкаешься!..
И другого, который по ходу игры надолго превратился в котлету и,
добросовестно шипя на сковородке, в сердцах оттолкнул свою мать, когда она
бросилась к нему с поцелуями:
- Как ты смеешь целовать меня, жареного!

 Не   только  игры,  но  и  самые  простые  разговоры  малолетних  ребят
свидетельствуют, что сказочное восприятие мира для них обыденная норма:
     - А будильник никогда не спит?
     - А чулку от иголки не больно?
     И  вот  этого-то  профессионального  сказочника  всячески  оберегали от
сказки, которой он дышит как воздухом.
     К  счастью,  это  не  удавалось  почти никогда. Потому что, спасая свою
детскую  психику,  ребенок уходит со сказкой в подполье и пользуется ею, так
сказать, нелегально, протаскивая ее в свой мир контрабандой.

:))

Корней Чуковский "От Двух до Пяти"


Tags: детская литература, интеллектуальное развитие, литература для взрослых, разное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments