yachichurova (yachichurova) wrote in alpha_parenting,
yachichurova
yachichurova
alpha_parenting

Category:

О книге «Тайная опора: Привязанность в жизни ребенка» ч.2

Часть 1 ранее.

Часть 2:
НАСТАВНИК

У родителей очень много ожиданий от подросших детей. Готовы они или нет, детей в 7-8 лет отдают в школу. И последующие несколько лет родители сталкиваются с тем, что у них растет отдельная личность, не похожая на них в детстве. Он может не любить читать. У него может быть рассеянное внимание или он вообще с трудом и скандалами ходит в школу. Есть очень много поводов не принимать получившегося ребенка.

Мне кажется, поэтому в книге особое внимание уделяется фигуре наставника. Своего рода, это небольшая терапия для родителей. Раз взять на себя все усилия по воздействию на ребенка должен кто-то другой, то родители разгружаются от чувства вины и сохраняют последние остатки разума и терпения. Если родители прочувствуют тщетность того, чтобы поменять ребенка и вбить ему в голову ценности, которых у него нет, это может даже улучшить их отношения привязанности, привнести мир в семью. Вообще, чем больше адекватных людей в жизни ребенка, которые берут на себя функцию заботы о нем, тем лучше, особенно с подрастающими, которые могут противиться влиянию родителей только потому, что им нужно пространство, которые еще не нашли свои идеи и желания и им кажется, что любое замечание - это насаждение чужой воли. Но личность наставника тоже не должна активно привносить на пустое место что-то свое. Хорошо, когда у ребенка есть право на собственное становление.

Это одна из функций отношений. Привязанность создает условия для индивидуации, для появления собственных мыслей и целей, для наполнения своими идеями, для проявления энергии дерзновения, творчества, любознательности и развития. После 8 лет развивается интеграция, что делает ребенка способным работать на результат. Он способен к целеполаганию, и к отсрочке удовольствия, понимает истинное значение труда и самомотивирован. Ребенок растет, оценивая себя сам, не зависит от чужого мнения, в нем присутствует внутренняя самооценка. Потенциал его личности раскрывается таким образом. Не неизбежно, но спонтанно.

В связи с этим хотелось бы процитировать отрывок книги, который не сочетается с нашим подходом к воспитанию детей (на основе развития).
Он сам ставит цели и хочет их достигать. Он создает культуру, науку, цивилизацию. Он меняет мир и свою жизнь. Для всего этого недостаточно просто жить и радоваться, нужно уметь прорываться, преодолевать, рисковать, встречать вызовы, делать что-то через «не могу», делать что-то «как еще никто до меня». С точки зрения природы – вести себя неестественно ...
Для вот этих задач преодоления, изменения мира, самореализации родительской любви недостаточно. Она никак не мотивирует делать лучше других, как никто еще не делал – ей что дитя ни сделало, все прекрасно. Поэтому ребенку нужен тот, кто будет оценивать. Тот, кто будет ставить барьеры и требовать их преодоления, в том числе через не могу и не хочу.

Для раскрытия человеческого потенциала достаточно одного заботящегося взрослого, который построит правильные отношения привязанности со своим воспитанником.

5357_original
Helping Children Flourish, presented by Gordon Neufeld on June 24, 2014 (с)

Что такое правильные отношения

1.       Быть привязанным к взрослому
2.       Быть привязанным глубоко
3.       Быть привязанным в зависимой позиции

Раскрою подробнее второй пункт. Что значит быть глубоко привязанным.

·       Это можно понимать, как способность взрослого дать ребенку безопасность, оберегать его чувства.
·       Это значит, ответить на вопрос – как быть вместе, когда мы разделены. Создать связь на расстоянии, уменьшая сепарацию и то, что ранит.
·       Создать психологическую утробу для вынашивания потенциала.
Этого достаточно для развития ребенка. Если есть внутренняя мотивация – внешняя не нужна. Если ее нет, то ставить цели и заставлять – это и есть мука.
Что же на счет изобретений, то игра позволяет проявиться креативности, изобретениям. Только настоящая игра дает этот плод развития.

…Настоящий наставник всегда немного супермен. Чтобы за ним было интересно тянуться, чтобы к нему – чужому, все-таки, человеку – включилось поведение следования, он должен быть особенным, должен впечатлять и восхищать, уметь что-то такое, чего никто больше не умеет, быть причастным к чему-то тайному, сакральному, куда нет входа непосвященным.
… Конечно, Наставник не только оценивает. Он все же имеет дело с младшим и слабым, поэтому помогает, подбадривает, объясняет, поддерживает в первых попытках. Он всегда на стороне ученика – сам требует, может быть строгим, но другим своих детей в обиду не даст.
Наставник защищает и заботится – тем больше, чем младше ученик, с каждым годом все меньше.
А детям помладше нужно страстно обожать, стремиться стать таким же и следовать за Наставником, преодолевая себя и препятствия. Вот такие отношения нужны ребенку, такой архетип вшит в его культурную память, с такой мечтой он идет в школу.

Раньше в деревнях все друг друга знали, учителя не выбирали, но учитель входил в деревню привязанностей, если ребенок оставался учиться в этой же деревне, то он мог сойтись с учителем, без потери связи с родителями.
К сожалению, современный наставник, взявшийся со стороны «очень труднодоступный ресурс», как пишет автор. Труднодоступный он только потому, что потребует усилий со стороны родителей по принятию его в деревню привязанностей. Это чужой человек, родители сами не знакомы, и у нас не принято общение всей семьей. Получилось – прекрасно! Это способ появления дополнительной привязанности для ребенка в современном обществе.

Однако, не любое увлечение ребенка чужим человеком будет полезно для его развития.
Тут есть два варианта:
Если ребенок самостоятельно переключается на привлекшую его сильную фигуру учителя или тренера, и отдаляется от родителей, перестает следовать за родителями, ориентироваться на них, то это вариант перепривязанности. Перепривязанности могут быть также к вещам, к животным или к ровесникам. Об опасности так потерять своего ребенка пишет Ньюфелд в своей книге.

И второй вариант, когда наставник использует разделяющую дисциплину с ребенком.
«Нет, это плохо, ты не старался, ты можешь лучше», – и это не разрушит отношения, потому что Наставнику – можно. Он не родитель. Его признание надо заслужить.

Известно, что мозг может либо развиваться, либо стремиться сохранить контакт с близким человеком, достичь безопасности. И если ребенок все силы будет пускать на то, чтобы понравиться, будет отвечать за отношения, это отнимет у него ценнейший ресурс. Хотя, химию, возможно, выучит на отлично.
Разница в том, несет ли взрослый ответственность за отношения, или ставит их на кон успешности ребенка. Отбирает ли он приглашение у ребенка, когда тот делает что-то не так, или нет.

Более того, мне кажется ошибкой искать и приветствовать такие отношения, в которых ответственным за контакт и близость был бы ребенок. Мы стараемся избегать этого с родителями, чтобы ребенок оставался в правильной подчиненной позиции в иерархии привязанности, чтобы у него было чуткое сердце. И с любыми другими взрослыми, особенно с учителями, у которых ребенок должен обучаться работает тот же принцип. Нельзя делать ребенка ответственным за то будет он принят или отвергнут. Нельзя добавлять такой груз тревоги и активировать стремление к близости. Потому что ради того, чтобы добиться внимания от такого учителя, ребенок будет готов на все. В нем будет говорить страх потерять привязанность. Это не тот метод, которым надо мотивировать ребенка на обучение. Гораздо лучше, когда учитель является естественным ответом на нужды привязанности для ребенка.

Конечно же, есть такие наставники, которые не позволяют себе отвергать ученика, если тот допускает ошибки, снизил успеваемость или добивается малых успехов. Такие отношения будут только на пользу.

Глава «Чужая роль» мне очень нравится, там написано о том, что родители не должны ставить академические успехи выше, чем отношения. Оценки – мелочи, а отношения между вами длятся всю жизнь. Кстати, там же приводится хороший пример других вариантов перепривязанности:
Еще один риск, связанный с голодом современных детей по Наставнику – выбор ребенком суррогата наставника, негодного заменителя. Это может быть подражание кумиру или слепое, рабское обожание сверстника постарше или подоминантней. Потребность есть, она не утолена, и ее хочется занять хоть чем-то. Понятно, что такой псевдонаставник не может обеспечить реальной защиты и заботы, ответственности у него нет.

ПОДРОСТКИ

Я понимаю, что труднее всего родителям приходится с подростками. Петрановская очень много и грамотно объясняет, почему подростки не обычные люди. Сколько в них изменений, сколько перестроек систем и проблем возникает в этом возрасте. Время перемен. С них много требуют. А родительское влияние, обычно, уже очень невелико. Начинаются сильные конфликты. Сильные или нет, это зависит от степени зрелости подростка. Ему придется поменять многое в своей жизни, однако, пройденные этапы взросления остаются с ребёнком навсегда, даже если ситуация изменилась.

Он отдаляется от семьи, подчёркивает своё равнодушие. Возможно, этот характерный для подростков способ психологической защиты и лег в основу распространённого убеждения, что семья в этом возрасте не важна.

Важна, конечно, важна. Часть главы посвящена описанию того, как именно важна семья и насколько сильно мечется, и переживает подросток разлад с родителями. Это еще одна очень терапевтичная для родителей часть книги, которая подталкивает родителей к принятию перемен в своей жизни. Родители могут выдохнуть, перестать фокусироваться на противлении и грубости ребенка, принять его фрустрацию и агрессию. В принципе, что им остается делать. Принятие того, что ребенок все еще незрел и имеет незрелые реакции пойдет на пользу семье, будет меньше давления и заведомо невыполнимых требований.

И очень важно понимать, что в наших конфликтах с подрастающими детьми очень многое идет не от того, что они плохие дети или мы – негодные родители, а от того, что мы с ними живем в такое время и по таким правилам. Поперек программы, отточенной тысячелетиями, вопреки ей.
Культура и традиции не помогают родителям. К сожалению, наше общество более чем незрелое. А Петрановская описывает реалии современного общества. Поэтому глава про подростков такая печальная.

Ньюфелд говорит, 95% проблем поведения являются результатом общей незрелости или проблем с привязанностью. В случае, если к ребенку относились несправедливо, привязанность к родителям может быть настолько небезопасной, уязвляющей и неглубокой, что условия для появления плодов развития не были созданы. К тому же, ребенок может защититься от уязвимости таких отношений, обрасти броней и перестать чувствовать. Чувства – двигатель взросления. Если человек не чувствует, то плодов развития не будет.

Большие проблемы в подростковом возрасте лишь логичное следствие того, что ребенок вырос незрелым, не чувствующим, плохо адаптирующимся и без тяги к саморазвитию. Мне кажется, такие ситуации не редкость. Это ситуации, когда и не было никакой тайной опоры.
Разлад с родителями переживается подростком очень болезненно, вплоть до тяжелых нервных расстройств и даже попыток самоубийства, хотя сами родители обычно бывают уверены, что «ему все равно».
Это не значит, что так должно быть, и разлад с родителями - норма. Никогда не поздно восстановить отношения со своим подростком и смягчить его сердце.


ЭТА УЖАСНАЯ КОМПАНИЯ

В этой небольшой главе вступление подростка в компанию сверстников описано, как потребность возраста. А также, отношения с каким-то необычным взрослым, возглавляющим ватагу детей, но жестко контролирующим их, представляются, как жизненно необходимый опыт. С этим я не могу согласиться. Про такого лидера я уже писала в части о наставнике.
С другой, – детям что-то вроде этого все равно нужно. Чтобы группа, чтобы тайна, чтобы вдали от обычных взрослых, но во главе с необычным, чтобы страшно и трудно, и чтобы преодолевать себя. Чтобы один за всех и все за одного, и общее дело, и все мы братья.

И я ничего не имею против юношеской дружбы.  И я ничего не имею против клубов по интересам. Так как похожесть и принадлежность одной группе – это способы привязываться к людям. Они развиваются к двум годам. Чаще всего люди привязываются друг к другу на этих уровнях, это очень легко. Для этого ничего не надо делать, быть, как все. Более того, индивидуальность запрещена и карается исключением. Потому как любая попытка проявить свою личность будет идти вразрез с интересами группы. Любое отличное мнение под запретом.

Если же в данном коллективе быть отличником зазорно, то способный ребенок может, например, специально перестать делать уроки, чтобы «соответствовать требованиям».
Нет места для несогласия с политикой партии, для свежих взглядов. Коллектив ровесников, собранных по принадлежности, лояльности или похожести – не то место, где можно учиться решать конфликты, учиться общаться с людьми, справляться с врагами и выбирать друзей.

Не самое лучшее место! У детей в таких отношениях нет места самореализации.
Потому считается, что родители должны быть ответом на нужды ребенка. Те люди, которым не все равно, кто заботится.

Находясь внутри психологической утробы, человек становится адаптивным, жизнеспособным, как отдельное существо, становится автором своей жизни, уважает свои и чужие границы, будет особенным и уникальным и при этом социально адекватным.
Становление личности заметно по проявлению энергии дерзновения. Это поиск, склонность к открытиям и исследованиям, к пониманию своего мира. И стремящийся наружу поток идей, инициатив и желаний, не требующий внешнего подкрепления. Это и отношения с самим собой, самокритичность, внутренний конфликт.  «Когда возникают отношения с самим собой, вы никогда больше не будете одиноки, это и плохая, и хорошая новость одновременно».

Если отношений с собой недостаточно, будет больше потребность в отношениях с другими.
Опыт такого «сектанства» подросткам жизненно необходим, это заложено природой, это потребность возраста, без этого дети задыхаются. Природу не обманешь.
На фоне этого может происходить отвержение ценностей родителей, полная переориентация, перепривязанность, ведь внутри себя пусто. Родители теряют свои последние инструменты воздействия, они задвинуты в дальний угол ценностями ровесниками. Происходит застревание ребенка в развитии. Если случилось именно это, то подождать пока пройдет – не вариант.

Групповая идентичность, осознание «лица необщего выраженья» своей компании, становится необходимой ступенькой к обретению идентичности индивидуальной, личной.
Мне кажется, что автор, возможно, всю эту главу писала все-таки не о ценности перепривязанности, не ради пропаганды сектантства, под групповой идентичностью имея в виду поиск себя, пробы себя в разной деятельности, нахождение хобби по душе. Если так, то это действительно важный этап, но никоим образом он не является инстинктом быть принятым в коллектив, верным коллективу и похожим на друзей. Это принципиально разные вещи.

ТАЙНАЯ ОПОРА

В последней главе подводится итог того, как помогла взрослеть привязанность, и говорится о важной роли заботы, полученной в детстве.  Тот, у кого с родителями было совсем плохо может ощутить безысходность. Но не все потеряно. Родители могли быть сами незрелыми, без опыта принятия в детстве, но воспитать зрелую личность. Или личность могла созреть уже позже, во взрослом возрасте. К тому же, зрелость - процесс длиною в жизнь.

В общем, книга все-таки для тех, кто сам родитель и пытается наладить свою жизнь с ребенком, и ориентирована она на изменение родителем себя и своего отношения к ребенку. Я думаю, как введение в тему отношений детей и родителей, эту книгу можно смело рекомендовать. Конечно, было бы здорово, если бы нельзя было толковать двояко некоторые посылы. Остальные нюансы теории привязанности заинтересовавшиеся найдут и разберутся со временем. Сразу такой объем через себя пропустить все равно невозможно.

Это основные моменты, которые хотелось обсудить. Но были еще и другие, о развитии детей, очень полезные для читателя, о которых я ничего не писала.

Вот и закончена наша история про привязанность в жизни ребенка. …
Мы носили ребенка в себе, прежде чем выпустить в мир. Теперь он в мир выходит, и несет в себе нас. Он прошел по этому пути благодаря тому, что мы отвечали на его зависимость заботой, наполняли его, и вот теперь он готов оттолкнуться от родного порога – и начать свой собственный путь. Зависимость стала самостоятельностью, привязанность переплавилась в свободу.


Для меня ценно было бы, если бы после этой книги многие российские родители поняли о воспитании детей то, на чем построено и что популяризует наше сообщество:
·       Взросление не есть результат наследственности или развития интеллекта,
·       взросление не есть результат обучения, научения или инструкций,
·       взросление не есть результат работы над поведением ребенка,
·       и взросление не есть результат социализации с другими.
Как в семечке уже заложен будущий цветок - его форма, размер, аромат, так в человеке уже заложена возможность стать взрослым. Если условия благоприятные и ничего не стоит на пути. Тут не надо толкать, тянуть или делать что-то чтобы процесс ускорить. Благоприятные условия – это правильные отношения с заботящимся взрослым.


Список использованных материалов при анализе:
Статьи Ольги Писарик
Материалы семинара Ньюфелда Helping Children Flourish, June 24, 2014
Учебник к Интенсиву 1 и Интенсиву 2 Гордона Ньюфелда

источник:
http://yachichurova.livejournal.com/14811.html
Tags: *привязанность, *привязанность к ровесникам, *психология привязанности, книги по психологии, психология развития, становление личности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments