p_o_n_y (p_o_n_y) wrote in alpha_parenting,
p_o_n_y
p_o_n_y
alpha_parenting

Про "хотелку"

В комментах к одному из постов я высказала мысль, что хотеть тоже надо уметь. Собственно, это навык не хуже прочих, и ему можно помочь развиться, а можно – помешать. Меня попросили вынести эту мысль в отдельный пост и изложить более подробно. Делаю. Модераторы, если не по теме – удаляйте.
(очень много букаф)

Импульсивным желаниям учиться не надо, они сами по себе появляются. Для того, чтобы захотеть яблоко, взять его и съесть, никакое дополнительное обучение не требуется. Если яблоко находится не в прямом доступе, то дело уже сложнее: до него надо как-то добраться, залезть на что-нибудь, подпрыгнуть, попросить. Это тоже произойдет само по себе. Так начнет развиваться навык. Как он устроен?
Когда мы создаем или тренируем какой-то навык (не важно, застегивать пуговицу или решать логические задачи), мы редко задумываемся, как он устроен чисто физически. Любой навык – это группы нейронов и определенные связи между ними. Не одна группа, а много разных, расположенных в разных отделах мозга. Например, за планирование будущего отвечает поясная извилина, а за представления о нем – лобная кора; базальные ядра поддерживают внимание, а поясная извилина перемещает фокус внимания с одного объекта на другой, и так далее. Как на крупном предприятии: есть производственный и экспедиционный отдел, отдел планирования, сбыта, снабжения и т.д. Они сидят в разных зданиях, и одно дело, когда начальники сами должны ходить друг к другу, да еще через проходную, каждый раз оформляя разовый пропуск, а другое – когда у них телефон есть.
Такая связь не возникает в один момент («искра проскочила»), она «протаптывается», как тропинка через густую траву: чем больше раз сигнал прошел по какой-то цепочке, тем легче прохождение следующего сигнала: на нейронах отрастают новые рецепторы, которые прочнее скрепляют соседние нервные клетки, туда мигрируют новые и получается «дорожка» - навык.
Мозг – самый «прожорливый» орган. Он потребляет 1\10 всей энергии, составляя 1\50 общей массы. Первое импульсивное желание – это доминанта: очаг возбуждения в мозге. Чтобы он существовал, он должен получать «дополнительный паек»: больше глюкозы и нейромедиаторов, чем соседние участки. Чтобы начать строить какую-то стратегию, надо поддерживать доминанту в активном состоянии: тратить на нее ресурсы. Еще больше ресурсов требуется, чтобы установить связи между разными отделами мозга, придумать, как добраться до яблока и осуществить эти действия. Поэтому первые стратегии короткие по числу шагов и затраченному времени. Но вот – получилось! Специальный участок мозга, «библиотекарь», взял опыт и уложил в долговременную память. В следующий раз он достанет информацию – не только о конкретных действиях, но и о том, что можно рискнуть потратить много энергии, результат того стоит. Следующие попытки достичь желаемого будут активнее, а энергии будут требовать с каждым разом меньше: потому что «тропинка» начала протаптываться. А значит, мозг сможет себе позволить более сложную и длительную стратегию.
Не всегда будет получаться, да. Неудачи тоже бывают. Но ничему не вредят. Когда ставили эксперименты на животных, выяснили: если за нажатие рычага никогда не дают вкусняшку, животное перестанет нажимать рычаг. Если дают всегда – со временем будет нажимать только тогда, когда хочет вкусного. А если когда как – будет давить на рычаг даже если есть не хочет. Дадут? Нет? А теперь?.. На том же принципе работают азартные игры. Вариативное подкрепление поддерживает активность эффективней, чем постоянное.
В норме задачи постепенно усложняются, а взаимодействие между разными частями мозга – упрощается. Получается навык, который включает активные, быстрые связи между определенными участками мозга и умение поддерживать доминанту на необходимом уровне активности: чтобы и не гасла, и не «забивала» напрочь другие задачи. Иногда годами поддерживать, и не одну, а много, и реализовывать одновременно десяток стратегий, увязывая их между собой.
Но для того, чтобы всё получилось, нужны соответствующие внешние условия. Нельзя научиться плавать без воды. Если мы все время будем у начинающего мозга задачи перехватывать – как он будет учиться? На любом этапе: предлагать то-сё раньше, чем ребенок сам захотел, на любое «хочу» активизироваться и тут же всё огранизовывать, или наоборот, выдавать обратную реакцию: не-ет, ты неправильно хочешь, а я знаю, как надо. Вот этого не хоти, того хоти. То есть, фактически, мы забираем себе все функции: создали доминанту сами, поддерживаем – сами, связи устанавливаем и стратегию разрабатываем в своем мозге, а мозгу ребенка что остается делать-то?
А потом (внезапно!) мы требуем от него, чтобы он мог поставить цель, разработать стратегию, выполнить ее, да еще какую-нибудь стратегию, рассчитанную этак на несколько месяцев (лет) и из десятка этапов. Мы взяли человека, который всю жизнь плавал на матрасе (или вообще воды боится) и потребовали, чтобы он вопрямщас сдал разрядный норматив по плаванию. Уровень требования тот же: предъяви навык, которого у тебя нет. Физически нет: не установлены связи между нейронами, которые нужны для координации движений пловца или для координации мыслительных усилий.
А дальше мы спрашиваем у ребенка: «Хочешь?» «Хочу». «А для этого надо... (далее следует список). Понимаешь?» «Понимаю». Не вопрос, понимает. Наши слова. Мы опять не дали ему построить стратегию самому, а предложили готовую. «А почему тогда не делаешь? Ты же сам говоришь, что хочешь, сам понимаешь, что для этого нужно – так почему не делаешь?» Потому что это неподъемные для мозга затраты энергии. Там, где должны быть широкие утоптанные дороги – «буераки-реки-раки», черта с два продерешься. Там, где должна быть постоянная доминанта – короткий импульс, который быстро погас. И чем активнее будем толкать – тем быстрей погаснет, потому что мозг отчаянно попытается выполнить наше требование, бросит все силы на то, чтобы проложить дороги, которых нет, и на доминанту ресурсов уже не хватит. Мозг всё у нее заберет, и она схлопнется. Как только она схлопнется – «дорожные работы» прекратятся. Опять же, навыка и механизмов не хватает на «многоходовку»: я ночью утащу из буфета банку с вареньем. Все спят и никто не увидит. А вот на второй шаг: утром заметят, что банки нет, и явно догадаются, что съела ее не кошка и не бабушка, уже навыков не хватает. Сегодня спишу домашку – но завтра-то не смогу решить контрольную. На второй шаг ресурса не хватает. Не глупый, не «наплевать» - просто не хватает ресурса, как не хватает дыхания пробежать кросс без тренировки.
А еще можно просто отучить ребенка хотеть. Есть такое жуткое понятие: выученная беспомощность. Ученые Селигман и Майер поставили бесчеловечный опыт на собаках. Одну группу собак время от времени били током, и собака никак не могла избежать этого. Контрольную группу не трогали. Потом собак поместили в вольер, где удара током можно было избежать, прыгнув через барьер по сигналу. Так вот, животные из контрольной группы научились избегать ударов, а из экспериментальной – нет. Их прежний опыт говорил: результат не зависит от твоих усилий. На людях опыт подтвердился: научиться избегать неприятного воздействия (громкий шум) во второй фазе эксперимента, если в первой фазе это было невозможно, людям оказалось очень тяжело.
Независимость результата от прилагаемых усилий приносит страшный вред, причем и в хорошую, и в плохую сторону: и когда всё падает в рот на первое «хочу», и когда за каждое «хочу» достается по рукам. В обоих случаях от тебя ничего не зависит, ты никак на результат не влияешь. В конечном итоге просто отрубается мотивация как таковая. Ну если окружающая среда как-то сама живет по своим законам и влияет на меня на свое усмотрение – чего рыпаться-то? Чего тратить энергию, если никакие мои усилия результат не меняют? Я могу стараться изо всех сил, могу сидеть на попе ровно – все равно будет как среда решит. Или дадут, или нет. Развивается пассивность и «ничегонехотение». Тут уже не в том проблема, чтобы приложить усилия к достижению цели. Тут уже и цели-то нет как таковой. Доминанта не формируется даже в очевидных случаях: избежать дискомфорта.
В норме бывают успехи, бывают неудачи, иногда что-то дается легко, иногда надо приложить массу усилий. Мозг разрабатывает новые стратегии и совершенствует старые, учится соотносить результат и затраченные усилия, отказываться от одних целей в пользу других, постоянно сверяет новые ситуации с наличным опытом, укрепляет и перестраивает связи, растет – физически растет - в тех участках, которые наиболее активно работают. А неиспользуемые связи разбирает. Мозг этим занимается всю жизнь, просто в какие-то периоды более активно. Но человек – динамическая система, от первого дня жизни до последнего.
И да: наличие этого навыка не говорит, что ребенок будет, например, «хорошо учиться». Только о том, что может. Может ставить цель и разрабатывать длительную сложную стратегию ее достижения (разумеется, длительность и сложность зависят от возраста). Это просто навык – а применить его можно куда угодно: поставить цель «получить красный диплом» или «ограбить банк и не попасться». Но без него нельзя поставить и достичь вообще никакой цели.
Tags: помогаем детям расти, разное, становление личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments