Албаева Марина Николаевна (govori_slushai) wrote in alpha_parenting,
Албаева Марина Николаевна
govori_slushai
alpha_parenting

Еще кое-что от Альфи Кона

Оригинал взят у govori_slushai в Eще кое-что от Альфи Кона

Еще один перевод Альфи Кона. Особенно мне понравилась мысль, что на людях нужно контролировать себя еще сильнее.
--------------------------------------
Если вы решили завести ребенка, скорее всего это случилось потому, что вы захотели стать родителями, и, предполагается, что вы готовы к получению необходимого жизненого опыта. Вы это делаете для себя. Но все увеличивающиеся потребности ребенка приводят к радикальным изменениям: теперь вы обязаны что-то делать для него (или для неё). Более того, вам нужно быть внимательными к тем вещам, что делают нас разными, и тому, что ваш ребенок отдельная личность, со своими взглядами на будущее и собственными предпочтениями.

Это может звучать банально, но некоторые родители используют своих детей для того, чтобы удовлетворять собственные эмоциональные потребности -- и они даже не подозревают, что делают это. Если рассматривать это в позитивном ключе, то можно сказать, что очень хорошее воспитание определяется тремя тесно связанными друг с другом особенностями:
1. Осознание того, что знания ребенка о мире, часто отличаются от наших собственных.
2. Способность понимать природу этих различий, суметь поставить себя на место ребенка и настроиться на его или её потребности.
3. Готовность стараться реагировать на их потребности, а не просто делать то, что мы считаем правильным.

Для кого-то какой-то из этих пунктов окажется сложнее, чем остальные. Те, кто сомневается в том, что они чего-то стоят, могут быть так поглащены собственными недостатками, что им становится невозможно перевести фокус внимания с себя на своих детей или даже увидеть их такими, какие они есть (или кем не являются).

Но речь идет не только о различиях между родителями. Те же вопросы о различиях между ролителями и детьми встают в ситуациях, в которых может оказаться любой из нас. Например, когда мы находимся в общественных местах, где люди могут оценить наши способности к воспитанию, при возникновении ситуаций, в которых поведение ребенка покажется нам неподобающим, мы, скорее всего, будем более контролирующими и менее любящими и терпеливыми. Когда ребенок начнет истерить в супермаркете, потребуются дополнительные усилия даже для самых лучших родителей, чтобы вспомнить, что нужно решать проблемы, с которыми сейчас столкнулся ребенок, а не думать о том, как сохранить лицо перед другими людьми. [1]

Ребенок может почувствовать, что его задача в том, чтобы сделать своих родителей счастливыми, успокоить их, вернуть чувство уверенности в себе. Иногда детьми тонко манипулируют для того, чтобы они дали им то, что родитель не может получить от своего партнера (или даже от самого себя), возможно даже то, что может обеспечить только взрослый человек, например, дружеское общение. Ребенка могут подводить к тому, чтобы он превратился в друга, а иногда даже в маму или папу родителя. Все это может происходить без осознания участниками происходящих вещей. Не важно, сможет ли ребенок справиться с ролью, которую навязал ему родитель - результатом может быть искажение развития ребенка, потому что центральное место заняли потребности взрослого.

*

Правильнее было бы учесть то, что хорошие способности к воспитанию (как и к чему-либо ещё) это то, что у вас либо есть, либо нет. Может быть мы должны говорить о том, что одним, чтобы достичь некоторого уровня профессионализма требуется прикладывать много усилий, когда другим он же достается легко. У меня паршивое чувство направления, например, но это значит только то, что мне придется приложить больше усилий для того, чтобы выяснить, как мне попасть туда, куда я собираюсь. Таким образом, тем родителям, у которых возникает соблазн сказать своему ребенку: "Мне холодно. Надень свитер" (тут автор указывает, что классический tongue-in-cheek - пример подобного синдрома, адаптировать не смогла), - придется периодически напоминать себе: "Мой ребенок - это не я. У него другие интересы. Только потому, что X делает меня счастливым, или грустным, не означает, что X будет оказывать на моего ребенка такое же влияние".

Первую часть из этой трехсоставной формулировки я упоминал ранее: будьте осторожны, чтобы не спутать личность ребенка со своей собственной. Часть 2 нужна для понимания того, кто такой ребенок, что он чувствует, как работает его ум, почему он поступает именно так. Предполагается, что нам стоило бы заняться тем, что в психологии называется "перспектива принятия": способность выйти за рамки своей личности, чтобы представить, как эта вещь выглядит с точки зрения кого-то еще. Вопрос не только о том "Как бы я себя чувствовал, если бы кто-то сделал это со мной?", он о том "Как бы ребенок себя чувствовал, если бы кто-то сделал это с ним". Это не о том, каково это - быть в чьей-то шкуре, это о том, каково это иметь такое же тело, на которое эта шкура надета.

Было проведено три различных исследования, каждое в своей стране, и по случайному совпадению опубликованные в один и тот же год. Эти исследования подтверждают важность этого свойства второго пункта. Группа датских ученых обнаружила, что одним из самых важных факторов в прогнозировании качества воспитания родителями, был уровень понимания уникальных интересов и потребностей детей, наряду с готовностью принимать тот факт, что эти интересы и потребности могут отличаться от их собственных. Канадские ученые обнаружили, что у родителей, которые смогли "точно определить их (подростков) мысли и чувства во время разногласий", было менише конфликтов с ребенком, а даже если они и были, то заканчивались большим удовлетворением для обеих сторон. А эксперимент поставленный над американскими семьями с малышами показал, что родители, которые были "в состоянии принять точку зрения ребенка", в результате оказались более чуткими к потребностям ребенка [2].

Третью часть моей маленькой модели состовляют поступки, воздействующие на то, что мы обычно называем духовной жизнью ребенка, и которая, в свою очередь, влечет за собой (наше) обязательство быть менее эгоцентричным. Это не значит, что мы будем давать детям все, что они попросят, или участвовать в бесконечном самопожертвовании (которое, как это не пародоксально, может значить, что родитель, преувеличенно преданный ребенку, делает это для того, чтобы доказать что-то себе самому), но только заботливого и внимательного родителя.
Между тем, проведено еще одно исследование, которое показало, что родители, которые по большей части думают только о своих собственных потребностях и задачах, склонны меньше принимать своих детей, чем те, кто озабочен потребностями детей или семьи, в целом.[3]

Короче говоря, самые лучшие родители признают потребности своих детей (как отличные от своих собственных), изучают все, что они могут об этих потребностей, и стремятся удовлетворить их тогда, когда это будет возможно. И тем из нас, кто убежден в том, что необходимо прилагать максимум усилий для того, чтобы делать все эти вещи большую часть времени... необходимо прилагать усилия для того, чтобы делать все эти вещи большую часть времени.

Примечание

1. Рассмотрим, как многое из того, что мы делаем с нашими детьми вызвано беспокойством, связанным с тем, как нас будут воспринимать другие люди. Какой-то взрослый чем-то помог вашему ребенку, и вы говорите игривым голосом: "Скажи тёте/дяде спасибо", - как будто бы обращаясь к ребенку, но при этом будучи уверенным, что он, очевидно, не может сказать спасибо и, возможно, слишком мал для того, чтобы усвоить продемонстрированный урок. Что мы на самом деле делаем, так это разговариваем с помощью ребенка со взрослым человеком, демонстрируя ему, что мы знакомы с правилами хорошего тона также хорошо, как и с правильными способами воспитывать детей. Люди нашей культуры, (скорее всего из-за ошибок в воспитании), обычно сильнее контролируют детей, нежели меньше - и, скорее, одобрят ребенка, потому что он "хорошо себя вел", чем потому что он, вот ведь как вышло, любознателен. Таким образом, когда вы объедините беспокойство родителей, связанное с тем что их могут оценивать, с вероятным знаком этой оценки (положительная или отрицательная), вы, в конечном итоге, получите неудивительный факт: мы с большей вероятностью прибегнем к принуждению и станем озабочены желанием контролировать наших детей, когда мы на публике. Это также верно и для остальных страхов, и можно, в итоге, получить самосбывающиеся пророчества. Так что задавая детям трепку с оглядкой на мнение других людей, можно как раз и получить такой вид детского поведения, который мы не хотим, чтобы кто-нибудь видел.

2. Jan R. M. Gerris et al., “The Relationship Between Social Class and Childrearing Behaviors: Parents’ Perspective Taking and Value Orientations,” Journal of Marriage and the Family 59 (1997): 834-47; Paul D. Hastings and Joan E. Grusec, “Conflict Outcome as a Function of Parental Accuracy in Perceiving Child Cognitions and Affect,” Social Development 6 (1997): 76-90; Grazyna Kochanska, “Mutually Responsive Orientation between Mothers and Their Young Children,” Child Development 68 (1997): 94-112.

3. Paul D. Hastings and Joan E. Grusec, “Parenting Goals as Organizers of Responses to Parent-Child Disagreement,”Developmental Psychology 34 (1998): 465-79. Те, кто привычно ставят свои собственные потребности на первый план, были более склонны полагать, что неподобающее поведение их детей было преднамеренным и коренится в природе этих детей или в личности, а не является следствием конкретной ситуации.

Оригинал: http://www.alfiekohn.org/f_news/fullnews.php?fn_id=6

Tags: лекции и статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments