Матильда (matilda_bella) wrote in alpha_parenting,
Матильда
matilda_bella
alpha_parenting

Белый Бим

О «Белом биме, черное ухо» принято отзываться тепло. Воспитывает-де доброту к животным в детях, открывает социуму глаза на его жестокость. Я даже видела предположение, что выявляет скрытую депривацию у ребенка. Помогает вывести скопившиеся непережитые эмоции.


  • Депривация – состояние ненапитанности человеческим теплом и пониманием. Термин используется применительно к накопленному, хроническому дефициту, переходящему даже во взрослую жизнь.

Между терапией и ретравмированием - тонкая грань. Настолько тонкая, что психологи сами еще не сформулировали, как ее надежно уловить. Улучшение/ ухудшение состояния клиента после сеанса само по себе ни о чем не говорит. Клиент может чувствовать себя лучше, что может быть следствием как решения мучавшей его проблемы, так и вытеснения в подсознание, откуда она продолжит интоксицировать организм скрыто. Клиент может чувствовать себя хуже, и это может говорить как о ретравматизации, так и о выходе проблемы из подсознания в сознание в полный рост, что неприятно, но в долгосрочной перспективе – полезно.

В киношниках, оперирующих коллективным бессознательным, заметно меньше понимания и ответственности оперировать зрительское нутро чистыми руками. Желание громкого самопредъявления, самопровозглашения, тщеславие, особенно, если вместе с одновременным состоянием безвестности, ощущения ничтожности, безденежья, отчасти «кроют» ответственность перед зрителем. Мнение о собственной психоэмоциональной чистоте, достаточной, чтобы кого-то о чем-то «заставлять задуматься», - этому, как правило, способствует.

Итак, разбор «Бима» с психологической точки зрения.

Сюжет: Иван Иваныч берет у заводчика белого щенка, который не вписывается в критерии «породы» настолько, что заводчик хочет его усыпить.

1. Что не так: Акцентуация на статусе собаки

Последовавшая вслед за этим акцентуация на родословной и так вызывает большие вопросы – Хозяин, ты кого взялся любить, щенка или его статус? Но здесь акцентуация еще и неадекватна ситуации. Зная перед приобретением, что щенок не имеет шансов на выставках, и заявляя «хорошесть» персонажа тем, что берет именно его, Иван Иваныч в течение следующих 15 минут экранного времени просто не унимается, обсуждая с Бимом его «проблему», и со всеми, кто готов его выслушать. Под катом конкретные цитаты, я даже не стала выделять жирным отдельные слова, все и так, как на ладони.

[Цитаты]

Биму дома: «Я же для тебя стараюсь. Иначе нас в приличное общество не пустят. Ладно, ты не расстраивайся. Вот послушай, что мне удалось выкопать у Сабанеева. (зачитывает из книги) «Если мы примем во внимание, что в основании сеттера лежит самая древняя раса охотничьих собак … Породу красных сеттеров вел также московский дворцовый доктор Берс. Одну из красных сук он поставил с черным сеттером покойного императора. Какие вышли щенки, куда они девались, - не знаю. Знаю только, что одного из них вырастил у себя в деревне граф Л.Н. Толстой. Понимаешь, Бим, если твое ухо черно от кобеля императора, то весь-то ты можешь быть прямым потомком собаки величайшего писателя. Спи. Все будет хорошо, Бимка. Все будет хорошо".


Биму в лугах: «Получим мы свидетельство о родословной. И медали получим. Кому же их давать, если не тебе. Вот увидишь.»

Незнакомцу-рыболову в лугах:
- Видать шибко породистый?
- Породистый. (жалостливо) Но не все у нас в порядке.
- А что так?
- Окрас должен быть иссиня-черный с рыжими подпалинами. А мы вон какие уродились. Окрас совершенно не типичный. Это считается признаком вырождения, поэтому документы нам могут не выдать. И вообще лишить всех собачьих прав. (на заднем плане жалостливо поскуливает Бим)
- Значит, если б как все уродился, то все порядке. А как, значит, свое обличие имеешь, то сразу и плохо? Это неправильно.
- Да вот мы с Бимом тоже считаем, что неправильно.

Знакомому-охотнику
- Красивая собака.
- Вот не все так считают. Окрас нестандартный. Боюсь, свидетельство не выдадут.
- Что же он плохо служит что ли?
- Да нет, служит прекрасно, собака – умница, каких мало.

- Я тебе так скажу: свидетельство нужно давать по уму, а не по окрасу. Да ты не расстраивайся, умный пес – он всегда себя сам докажет.


А может все-таки провокация хронической травмы с целью извлечения на поверхность и последующей терапии? Лично я сомневаюсь, чтобы у детей, была такая вызревшая акцентуация, больше похоже на свеженаведенную.

2. Что не так: Смутное двойное послание

Формально, двойного послания нет. Установка Иван Ивановича целиком звучит так «Я хочу признания, из-за окраса это недостижимо, поэтому я хочу, чтобы ради моего желания правила изменили». Но целиком она не озвучивается. Мелькает то одна часть (на словах): «Судить надо не по окрасу», то другая (действием): «Страстно добиваюсь». Собираясь в уме зрителя, две части, как по мне, начинают отдавать противоречивым двойным посланием «Все это не стояще, но я без устали добиваюсь».

Сложно понять, признания чего конкретно желает Иван Иванович. В разных местах упоминается «признание охотничьих способностей», «права признали»/«лишить всех собачьих прав», «свидетельство о родословной», «получим медали», - что, в общем-то разные вещи. Права – это права (и как они улучшают жизнь собаки?), медали – это медали.

3. Что не так: Генерализованное суждение

Суждение незнакомца-рыболова в лугах: «Значит, если б как все уродился, то все порядке. А как, значит, свое обличие имеешь, то сразу и плохо?» слишком генерализовано для объективной реальности, в которой единственное место, где не привествуется «свое обличие» Бима – это выставка.

4. Что не так: Наведение чувства бессилия, бесправия, безнадежности

Погоня Ивана Ивановича за статусом проиграна, оставив свидетеля-зрителя в ощущении бессилия, безмолвного бесправия. В жизни, конечно, бывает и так. И называется травмой, а пережившему нужно время вернуть себя в собранное состояние. Нет никаких причин не назвать это травматизацией, когда то же самое происходит на экране.

Есть ли последующие, терапевтирующие меры, помогающие зрителю преодолеть чувство бессилия, адаптироваться к существующей реальности, возвратить себе комфортное, психологическое состояние, пересмотреть свои жизненные установки и ценности, особенно ориентированные на медали и родословную? Нет. События на экране продолжают разворачиваться динамично, у зрителя нет паузы - остановиться, осмыслить, определить для себя значимость произошедшего. Он увлекается в воронку травмы, даже если до начала фильма не ощущал себя настолько бессильным и бесправным.

Собственно, это и есть основной аргумент против того, была ли то провокация хронической травмы ради последующей терапии, или «бета-тестирование» будущих неприятных ситуаций у малышей? Нет. Зритель вместе с героем ни возобладает над обстоятельствами и людьми, ни проводит внутреннюю работу, в результате которой все это перестает быть для него важным. Он приобретает только акцентуацию и чувство бессилия.

Чувство зрительского бессилия и бесправия усугубляется в сцене, где Иван Иванович вынужден дать шоферу автобуса взятку за провоз собаки. Слово «вынужден» я пишу, потому что так передано образами. Строго говоря, вынужден он или смириться с правилами, которые запрещают возить животных (если это так). Или ждать другой автобус. Или напомнить водителю о своих правах. Или пойти в администрацию вокзала с заявлением о нарушении на линии. А взятку давать он совершенно никому не вынужден. Он предлагает этот вариант сразу и сам, как, надо полагать, наиболее удобный и нетрудозатратный. Затем, устроившись на бревне в лесу, доверительно делится: «Эх, Бимка, не понять тебе, что вот эти вот бумажки и совесть иногда находятся в прямой зависимости».

Помимо наведенного чувства бессилия, здесь также совершенно четко прослеживается двойное послание – герой заявляет правильным одно, делает другое, и не перестает при этом быть героем. Отсутствует смысл: «Я выступил искусителем, подбил человека на правонарушение ради своего удобства», скорее: «Некоторые - без совести, а я – с совестью, добрый и жертва».

Перекладывание 100% ответственности на взяткополучателя, в то время как она делится, как минимум, пополам между ним и взяткодавателем. Сцена с водителем хорошо иллюстрирует адаптационные способности Ивана Ивановича, умение исходить не только из формальных предписаний в общении с людьми, характер приоритизации благ, но конкретно для морали про совесть и бумажки она не подходит, и вообще этот концепт полностью извращает.

Сюжет: Молодая, привлекательная студентка, закончившая практику в городе, собирается через день уезжать в Москву. Случайным образом оказывается рядом с группой ожесточенно спорящих о собаке людей на бульваре. Вступает в перепалку. Группа смещается в сторону милиции, женщина остается рядом с собакой одна. «Что же мне с тобой делать?» - спрашивает она собаку. Ведет в милицию, узнает адрес, отводит домой (в чем необходимости не было, - собака хорошо ориентировалась в городе, - но зритель едва ли успевает это осмыслить), знакомится с соседкой, узнает, что хозяин - в больнице в Москве, собирается его там найти, наносит гравировку на ошейник Бима. На следующий день Бим случайно оказывается у вокзала, когда женщина выходит из такси. Теряет ее в толпе, в поисках выходит на перрон. Женщина кричит из поезда: «Бим! Миленький! Домой!», после чего Бим долго бежит за поездом, выбиваясь в конце из сил. Женщина видит это, и просит проводницу что-то открыть на минуточку (заднюю дверь последнего вагона?). На первой станции сходит с поезда в Москву, садится на встречный, возвращается обратно. Это Даша. В других эпизодах она проявляет себя как наиболее адекватный, уверенный в своих силах персонаж.

5. Что не так: Иллюзия всемогущества? Нарушенный баланс личной ответственности за происходящее? Заход в треугольник Карпмана со стороны угла Спасателя? Влечение к группам посторонних ожесточенно спорящих людей в публичных местах? Избегание собственной жизни?

Я не буду отвлекаться на логические стыковки – кто где в нужный момент оказывается, как собаке приписывается понимание, что хозяин находится в Москве и туда же едет и Даша. Подбор кадров в ряд, понятное дело, - заради катарсису. Он осуществлен умело, как оно и должно быть в искусстве. Вопрос в другом - с какой целью используется технический прием, что хочет автор посредством него сказать людям?

Какая психологическая начинка эпизода, какой генеральный замысел? Чтобы с чистой совестью проецироваться на социально одобренного протагониста Дашу, среднестатистическому человеку тоже нужно выяснять адреса встреченных беспризорных собак? Вести их домой, наносить визиты хозяевам в других городах? Безусловно, если в удовольствие, и других дел нет – каждый, может делать, что ему вздумается. Конкретно взятая Даша не исключение. Но для кино массового охвата послание, как минимум, сомнительное. Если бы Даша попала к терапевту, тот очень заинтересовался бы ее неосознаваемыми мотивами, проекциями, и какой другой деятельности она тем самым старается избежать (в отношении ли собственной семьи, работы, друзей).

Собственно, те же вопросы к эпизоду с родителями Толика.

Сюжет: Бим находит квартиру Толика… Здесь предлагаю тоже не упирать на логическую составляющую – как это у него получилось, если он в ней ни разу не был – иначе рискуем отклониться от психологического разбора в рационализацию. Примем допущение, что кадры подбиты друг к другу заради катарсису, как и все в искусстве. Образность превалирует над логикой. Сфокусируемся на замысле. Итак, Бим находит квартиру Толика, и Толик радостно объявляет родителям, что собака, о которой они только что читали в газете, как о бешеной, – у них в прихожей, и их ребенок с ней играет.

6. Что не так: Нарушенный баланс личной ответственности за происходящее в мире?

Чтобы с чистой совестью проецироваться на социально одобренного протагониста Толика, среднестатистическому человеку тоже нужно пускать в дом беспризорных собак? Ведь у каждой из них есть своя, грустная история. Родителям полагается невозмутимо глядеть, когда на пороге возникает малыш с бездомным животным? Одним, вторым, третьим? Где предел? А если человек сознательно и ответственно не хочет иметь в доме животных? Этот эпизод навязывает зрителю смутно-«протагонистическую» роль, с которой 99% из 100 не смогут справиться. Создается потенциал раскола «должен» - «неспособен». А оставшийся 1% сделает добро за счет каких-то других ресурсов и активностей, не обязательно, что своих, и не обязательно, что оптимально. Известны истории, когда в доме у женщины было 5-6 плохо обученных кошек, ребенок страдал от астмы, ни мужу ни ребенку житья от запахов не было. «Благими намерениями – дорога в ад» - как раз сказано о людях, плохо сопоставляющих выгоды и издержки.

7. Что не так: Подтасовка и манипуляция сознанием, наведение чувства бессилия

Я собиралась не трогать событийную логику, чтобы не впадать в рационализацию, но в этом конкретном примере именно на ее искажении выстроена манипуляция сознанием.

Толик говорит «Это - Бим, он добрый». Вместо «Это - Бим, его надо отвести к хозяевам, я скажу адрес». Толик вообще изъясняется краткими пафосными слоганами «Это неправда», «Я вам больше ничего не скажу», «Я вам больше не верю», что не способствует пониманию, и что не свойственно, в общем-то, детям, которые сбивчиво и взволнованно стараются все ж объяснять себя. Но ок, мы – взрослые - ответственные, и не будем возлагать ответственность за налаживание контакта на ребенка.

Отец Толика, живущий в двухуровневой квартире и имеющий ВАЗ, по сути – какой-то важный человек в те времена, не ленится вывезти Бима в ночи за город в лес, хотя легче было бы просто открыть дверь и выставить его из квартиры.

Таким образом, картонные протагонисты и антагонисты собраны в одно время в одном месте, разыграли свои гротескные роли, – злодейские или пафосные. Но что должен зритель вынести из этого эпизода? Кроме чувства бессилия, подавленности? Допустим, он говорит себе: родители Толика мне не нравятся, я не хочу таким быть. А каким ему быть? Здесь его плотно подпирает первый вопрос – как далеко простирается личная ответственность за происходящее в мире, насколько человек должен бесхозную ответственность на себя брать?

Сюжет: Бим застревает лапой в стрелке, на него надвигается тепловоз. Машинист замечает Бима, останавливает тепловоз, после непродолжительной перебранки по местному телефону диспетчер соглашается разжать стрелку.

8. Что не так: Сбит баланс выгод и издержек

Само по себе чувство тревоги, страха здесь похоже на наведение, а не на выведение существующего методом проекции. К сожалению, или кадры было удобнее снимать ночью, или сделано в целях нагнетания, но обучающей компоненты – что бывают стрелки, что они защелкиваются, как они выглядят, и почему по ним нельзя ходить – для ребят в фильме не сохранилось. Только темнота и бьющаяся в страхе собака.

Здесь меня больше интересует баланс выгод и издержек. Строго говоря, если бы речь шла не об отдельном тепловозе, а о целом поезде, – груженом составе или пассажирском ночном, –экстренно тормозить из-за собаки – было бы решением неверным, способным повлечь несопоставимую трагедию.

Представление диспетчерши косной дурой, не понимающей истинной человечности, – прием сомнительный. Правила на транспорте писаны кровью. Для «Бима», кстати, характерно подозрительно много подтасовок и манипуляций. Это повышает его «катарсичность», но предельно загрязняет сущность. Если о доброте нельзя сказать без подтасовок, может, что-то не то с той добротой?

Например, Иван Иванович в исполнении Тихонова, разговаривает добродушно, щурит глаза лучисто. А кроме того, не может постоять за себя, жалостлив, слаб. «Покупая» этот образ, как образ «по-настоящему» хорошего человека, зритель и сам через механизм проекции входит в какое-то бесправное, безмолвное, бессильное состояние. Сбалансирован ли такой подход?

9. Что не так: Пессимистичный взгляд на реальность

После эпизода со стрелкой лапа Бима повреждена. Даша домысливает: «Собаку кто-то сильно избил, ей изувечили лапу». Зритель сам был свидетелем, что никто его не то, что не избивал, но, наоборот, вызволил. Другие-то, понятное дело, свидетелями не были, поэтому вправе домысливать и так. Просто обратите внимание, что там, где можно сделать разные домыслы, какой именно делают герои, и как это формирует общий фон картины – бесправный, безнадежный, бессильный.

Фильм, если вы заметите, вообще переполнен ангажированной лингвистикой: «Но ты не волнуйся, (получим тебе паспорт)», «эх ты, горемыка», «хозяин, видать, бросил», «продали тебя, за деньги продали»

Когда Иван Иванович в лучшие времена гуляет с собакой в лугах, и встречает бродячую маленькую собачку, он домысливает ее судьбу вот так: «Да нет у нее хозяев. Были. У всех бездомных собак когда-то были хозяева. Вот жила эта лохматая в каком-нибудь маленьком доме, деревянном, старом. Хозяев не обременяла. Служила им, как могла. Потом дом снесли. Хозяевам дали новую квартиру с паркетом и кафелем. Вот они собаку и выгнали. … Да это не я сочинил, это – жизнь сочинила.». За лучисто прищуренными добрыми глазами, сами видите, какой способ осмысления реальности.

Сам Бим, если зритель обратит внимание, иллюстрирует ровно обратное - собака четыре раза сбегала из двора. Хозяин сказал «ждать», она не исполнила. Это не «обвинение жертвы». Можно понять психоэмоциональное состояние собаки, делающее невозможным простое ожидание в квартире. Поэтому он сбежал первый раз. Оббежав весь город, просидев весь день на скорой, и ничего не найдя, безрезультатности усилий не понял, и продолжил убегать, расширяя радиус. Как любую бродячую собаку его настигли перипетии. Не его вина, - его беда. Это реалистичное видение, оно в фильме искажено, образами подменено на «злой социум». Но речь даже не о том. Собираясь рассказать, как эмоционально подвижный пес четыре раза сбегал из двора в поисках, не слишком ли провокативно предварять историю домысливанием о судьбе другой собаки, - что раз она бродячая, стало быть, ее выгнали люди?

Сюжет: Замерзнув в грузовике, Бим погибает. Иван Иванович обнаруживает его мертвым. А вместе с ним и зритель, проведший три часа под жизнеутверждающую музыку в стремлении и надежде к итоговой встрече.

10. Что не так: Грубое обращение с чужим горем, прерывание процесса траура. Принципиальное непонимание механизма оплакивания потери привязанности.

Неожиданно и грубо свалив зрителя в пике, (чья концентрация дофамина (надежды) к этому моменту достигла максимума), до конца фильма его, в самом лучшем случае, пытаются оттуда достать и как-то присобрать обратно. В худшем – добивают ради катарсиса. Буквально пять минут - и Иван Иванович гуляет в лесах с «новым Бимом», рассуждая, что жизнь продолжается. Не буду говорить за «симуляцию горя» (смерть экранного Бима, Ромео и Джульетты) саму по себе - проекции на драматических персонажей и выведение непережитых эмоций из организма косвенным методом социуму все ж нужны. Драма и трагедия – не зря со времен античности - нужные виды искусства.

Но грубый взлом процесса прохождения зрителем стадий горя: отрицание–злость–торг–депрессия–смирение – совершенно точно неполезен. На зрительское горе сверху быстро наслаивается новый событийный ряд, уровня «поехали да купили нового», уталкивая шок на глубину подсознания. Мол, все, конец, переживанию. Ни в какое собранное состояние зрителя это, конечно, не возвращает. Никаким последующим воодушевлением, даже после выплакивания горя, здесь и не пахнет.

В целях качественного катарсиса и мягкой сборки зрителя обратно, на мой взгляд, лучше было бы с самого начала показать печальный исход, затем 3 часа истории, затем счастливый финал – никто не умер, ошибка вышла. Тогда зритель 3 часа жил не на дофамине (надеждой), а выводил горе. Затем счастливый финал возвращал бы его в собранное состояние. Это не уменьшило бы популярность фильма. Более того, громкое самопредъявление писателя, сценариста и режиссера, в любом случае, состоялось бы. Только психика зрителей была бы обработана мягче.

Рекомендация, как ни странно, у меня будет такая:

1. Пересмотреть еще раз, с моими «ключами».
2. Пронаблюдать за своими телесными и эмоциональными реакциями (где что падает, опускается, накатывает, тяжелеет и так далее).
3. Заметить, прочувствовать в полной мере, а затем (и только затем) обдумать, - почему реакции такие. Какие события в вашей жизни вводили/вводят вас в такие же ощущения.

В принципе, даже на таком грязном материале можно проводить провокацию травм, выявлять, переживать, осмыслять. Только делать это надо на низких скоростях, с малым пылом, и высоким уровнем наблюдения за тем, что происходит:
- Что чувствую
- Как в теле отзывается
- Как из тела это вывести
- В каком направлении проводить умственную работу, ну например:

    a. Как, по моему мнению, распределяется реальная ответственность между людьми, собаками и мироустройством в этом эпизоде. b. Какие альтернативные варианты реагирования вышли бы более эффективными.
А для воспитания детей лучше выбрать продукцию почище.

Думаю, процентов 20% в составе детских слез - сострадание непосредственно к перипетиям собаки + горе потери, а 80% - чистая травматизация. Наведенные чувства бессилия, бесправия, безнадежности, несправедливости, угнетения. В концентрации, которая редко приходится на такой же трехчасовой период в жизни. На условии 100% безмолвия (зрителя-свидетеля). Сбитый баланс личной ответственности, сбитые поведенческие шаблоны. Манипулятивные техники, подтасовки, спекуляции, подающиеся как "доброта" и "хорошесть". Грубо прерванный процесс проживания горя. И весь этот винегрет чувств ребенок не сможет ни отрефлексировать сам, ни сбивчиво обсудить с родителями.

UPD. В комментах картина уточняется. Есть дети, кто сравнительно сбалансированно прошел краш-тест этого фильма. Возможно, у них была безопасная, принимающая среда (или каким-то чудом они уже успели к тому времени сами себе стать такой средой). Их мало, направление рефлексии интересное.
Есть дети, кто прошел краш-тест болезненно и драматично. В одном случае это совершенно точно сопряжено с разрушающейся мамой, запретом на эмоции (что должно было проявляться и в других ситуациях, и, в общем-то, скорее всего, и предопределило острую детскую реакцию на концентрированную небезопасность, бесссилие в фильме).

Я благодарна всем, кто позволил на себе собрать статистику. В частности очень интересно анализировать:
1. Как разные дети эмоционально реагировали на фильм (сколько лет им было) - ужас, грусть, жалость и пр.
2. Какие сделали умозаключения (тогда и теперь) - "Потому что собаку жалко", "Потому что общество злое", "Потому что когда вас в мире только двое...", и т.п.
2. Какой тип привязанности прослеживался у них в семье и в школьном окружении (по Боулби).
Tags: фильмы
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments